Московскому и всея Руси Кириллу

119034, Москва, Чистый пер., дом 5

Ваше Святейшество!

Разрешите мне со смирением изложить Вам некоторые мои мысли о причинах нынешнего церковного кризиса, вызванного предоставлением статуса автокефалии раскольническим внецерковным сообществам Украины.

Священный Синод Русской Православной Церкви должен принять во внимание, что для преодоления украинского раскола прежде всего нужно решить экклезиологические проблемы, которые привели к предоставлению «Томоса об автокефалии» украинскому раскольническому новообразованию — и это новообразование значительно хуже, чем ранее встречавшиеся раскольнические сообщества.

Самую большую проблему представляет так называемый «Святой и Великий Собор», состоявшийся в 2016 году на Крите, который нарушил соборность Православной Церкви и закрепил ложную экклесиологию по модели папизма. Эта модель, предполагающая первенство власти Константинопольского Патриарха, является еретической, и я расскажу о ней подробнее ниже.

Для того, чтобы успешно бороться с этой ошибочной моделью Константинополя, Русская Церковь должна прежде пересмотреть свои собственные экклезиологические позиции и дистанцироваться от теории «неполных Церквей» (в документе под названием «Основные принципы отношения к инославию Русской Православной Церкви», принятом Архиерейским собором РПЦ в 2000 году) и от признания у католиков апостольской преемственности, а также — благодатного характера их таинств (в документе, подписанном в Гаване в 2016 году совместно с Папой Римским Франциском). Только при отвержении этих ошибочных тезисов Русская Православная Церковь сможет осудить вредоносные действия Патриарха Варфоломея; в противном же случае, Константинопольский Патриарх будет обвинять РПЦ в тех же экклесиологических погрешностях. В настоящий момент, к величайшему нашему прискорбию, некоторые документы и действия РПЦ дают подвод сказать, что Московский Патриархат делает то же самое, что и Вселенский (конечно, не на том же уровне). Одним из таких «компрометирующих» действий является принятие в Церковь бывших раскольников и еретиков (римо-католиков и других) без преподаяния им Святого Крещения, миропомазания и рукоположения (для священников). Например, известен случай с римо-католическим иеромонахом Гавриилом Бунге (Gabriel Bunge), который был принят в РПЦ как священник — без крещения, миропомазания и рукоположения, и теперь он служит в сане иеромонаха, что свидетельствует о признании благодатности таинств, совершенных еретиками (в данном случае — римо-католиками).

Ниже приведено богословское объяснение того экклесиологического заблуждения, которое фактически привело к признанию раскола на Украине на вселенском уровне. Это заблуждение — так называемая теория «неполных Церквей», которая была принята «Святым и Великим Критским собором» в июне 2016 года.

По сути, эти же экклезиологические ошибки были допущены в прошлом и Русской Церковью путем повторения ошибок Вселенского Патриархата:

«1.15. Православная Церковь устами святых отцов утверждает, что спасение может быть обретено лишь в Церкви Христовой. Но в то же время общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство.

….

1.17. Существование различных чиноприемов (через Крещение, через Миропомазание, через Покаяние) показывает, что Православная Церковь подходит к инославным конфессиям дифференцированно. Критерием является степень сохранности веры и строя Церкви и норм духовной христианской жизни. Но, устанавливая различные чиноприемы, Православная Церковь не выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в инославии, считая это тайной Промысла и суда Божия».[1]

Таким образом, в соборном документе Русской Церкви, упомянутом выше, содержится экклезиологическая ересь — теория «неполных Церквей», которая была принята 2-м Ватиканским собором (эта концепция была разработана иезуитскими богословами — Конгаром и Ранером).

Священные каноны, которые в определённых исторических обстоятельствах допускали принятие некоторых инославных в Церковь только через миропомазание или покаяние, предлагали эти меры лишь в качестве икономии (снисхождения), в противоположность акривии (точного соблюдения канонов Церкви). Святая Православная Церковь и Святые Отцы не применяли икономию в качестве догмата Церкви, и мы никогда не найдем в творениях Святых Отцов идею о том, что еретики не полностью лишены Божественной благодати. Напротив, в результате анафемы, налагаемой на еретиков Церковью на Вселенских соборах, еретики лишены Божественной благодати совершенно и полностью.

Возведение икономии в догмат Церкви под предлогом того, что она прописана в священных канонах принятие еретиков в Православие с полным отказом от акривии — является большой ошибкой, и такая ошибка была совершена митрополитом Пергамским Иоанном Зизиуласом. Эта концепция, по-видимому, была позаимствована им из экклезиологии Второго Ватиканского Собора, которая говорит о существовании «различных степеней церковности» и продвигает идею о наличии неких «неполных церквей» (полная Церковь для них — это та, которая имеет общение с Папой, а другие находятся на различных уровнях церковности, подобно концентрическим кругам, находящимся на разном расстоянии от центра. Эти круги разной степени удаленности от центральной точки представляют собой православных, монофизитов, протестантов, неопротестантов и даже некоторых атеистов — тех, которые делают добро, так называемых «людей доброй воли»).

Православное учение такую теорию не приемлет: еретики лишены спасительной благодати. Конечно же, Бог заботится о них, но не спасает их, поскольку они пребывают вне Церкви.

Выдающийся греческий богослов прот. Иоанн Романидис, а также профессор догматического богословия Димитриос Целенгидис говорят о теории «неполных Церквей» следующее: «Точно так же, как мы не можем сказать о женщине, что она «частично беременна», мы не можем сказать и о Таинствах Церкви — Крещении, Евхаристии, рукоположении или браке, что они совершились только отчасти. Во время Евхаристии Святые Дары прелагаются в Тело Христово, и высказывание о «половине тела Христова» или «какой-то Его части» было бы в высшей степени богохульным и кощунственным». Если признать хотя бы некоторые таинства на собраниях еретиков действительными и согласиться с наличием у них действующей благодати священства, это повлечет за собой и признание действительности их Евхаристии и еретического крещения. Однако, согласно Правилам Святых Апостолов, еретическое крещение не является действительным.

Тот факт, что Отцы в некоторых случаях принимали кающихся в Церковь посредством икономии (в зависимости от той формы, в которой был совершен над ними чин Крещения), не означает, что крещение за пределами Церкви является благодатным. В Православной Церкви бывают и исключения из общего правила: в случае смертной опасности окрестить умирающего может даже мирянин (православный), и затем этот человек может быть только миропомазан священником; или известны случаи крещения песком в безводных пустынных областях. Не все Святые Отцы были согласны с применением только миропомазания в первом из этих двух случаев, например, св. Симеон Солунский говорил, что человек, принявший крещение от мирянина — впоследствии, если он останется жив — должен быть крещен по полному чину священником в церкви. И в любом случае, как говорит богослов Кристиан Фелми в «Церковной догматике», неверно выводить догматы из отдельных исключений, по икономии допускаемых в Церкви.

Его Блаженство архиепископ Синайский, Фаранский и Раифский Дамиан, предстоятель автономной Синайской Православной Церкви, игумен монастыря святой великомученицы Екатерины, составил исповедание веры, которое косвенно отвергает неверные догматические положения, де факто связанные с соборным документом Русской Церкви, который был упомянут выше.[2]

Пункт 15 «Исповедания веры»:

(Мы отвергаем) ересь, согласно которой якобы существует спасающая благодать и вне Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, а также что якобы существует действительное крещение и действующая благодать священства и вне Её (простое историческое наличие преемства от Апостолов и простое произнесение формулы Святой Троицы не делают действительными «таинства» еретиков).

Пункт 19 «Исповедания веры»:

(Мы отвергаем) превращение икономии в догмат или правило. Согласно православному учению, икономия является отступлением от правила веры ради человеческих немощей в исключительных обстоятельствах, которое имеет целью приведение людей к правой вере, невзирая на объективные препятствия. Икономия применяется только в форс-мажорных случаях, для достижения благой цели в неблагоприятных обстоятельствах. Однако, при отсутствии исключительных обстоятельств, продолжение применения икономии является не мудрым тактическим приспособлением, а нарушением и презрением священных установлений, ведущим к пренебрежению Православной верой.

Каноны, которые предписывают различные способы принятия в Церковь для разных еретиков, не могут быть использованы для составления некоей доктрины, философии воцерковления. Таинства Церкви у еретиков не содержат благодати (или частичной благодати). В заявлении Русской Церкви указаны правильные Священные Каноны, но дано их ошибочное толкование — приводящее к мысли о том, что у еретиков имеется некоторая благодать.

Правило 1, Поместный Карфагенский собор (256 г.), подтвержденное 2-м правилом Шестого Вселенского собора.

«Будучи вместе на соборе, возлюбленные братья, мы прочли письма, вами посланные. В них вы спрашиваете о тех, которые, считаясь крещеными у еретиков или раскольников, присоединяются к Кафолической Церкви — одной и единственной Церкви, где происходит крещение и возрождение человека. Именно поэтому и теперь, принимая голосованием то, что всегда хранили крепко и верно, мы утверждаем: никто не может быть крещен вне Кафолической Церкви, ибо Крещение — одно и единственное, и оно существует только в Кафолической Церкви».

Как я уже говорил выше, далее будет изложена теоретическая база, способствовавшая признанию раскола на Украине, утверждённая на так называемом «Святом и Великом соборе», состоявшемся на о. Крит в июне 2016 года. Для более ясной подачи материала он будет разделен на отдельные главы.

  1. Догматическое основание

Украинский раскол — это не просто вопрос административного или юрисдикционного характера, это вопрос экклезиологического и догматического значения первостепенной важности.

В результате этого раскола в Православную Церковь была введена новая экклезиология Константинопольского Патриарха Варфоломея, теоретическую основу для которой заложил «Собор», проведенный на Крите в 2016 году.

Именно там началось упразднение соборности Православной Церкви и её замена моделью и принципамипапистского происхождения: один Папа (Константинопольский Патриарх Варфоломей) и девять кардиналов (девять Предстоятелей Автокефальных Церквей) были единственными действующими лицами, принимавшими решения на Крите. Никакие другие епископы не имели права влиять на процесс принятия решений (даже если они составляли большинство, как это было в случае с представителями Сербской Церкви), поэтому окончательные решения принимались только Предстоятелями Православных Церквей.

  1. Святоотеческое предание

Теория архиепископа Америки Элпидофора о том, что Константинопольский Патриарх является «первым без равных» на вселенском уровне, основана на окружном послании «Святого и Великого Собора», где говорится, что «Церковь есть богочеловеческое общение по образу Святой Троицы». Но это находится в полном противоречии со святоотеческим Преданием Православной Церкви, согласно которому мы не можем проводить аналогию между творением и Лицами Святой Троицы. Для святых отцов Церковь — это Тело Христово.

На Критском Соборе эта еретическая теория использовалась для того, чтобы узаконить первенство Вселенского Патриарха: поскольку Бог (Отец) является причиной существования Сына через рождение и причиной существования Святого Духа посредством исхождения (εκπόρευσης).

Благодаря этому собравшийся на Крите Собор согласился принять псевдо-богословское объяснение, которое было крайне необходимо для установления первенства Вселенского Патриарха в Церкви.

Кроме того, на Крите были продвинуты следующие неприемлемые концепции и документы:

• наличие церковности за пределами Церкви (Ecclesia extra muros);

• Торонтская декларация 1950 года (которая была ратифицирована Критским «собором»);

• восстановление «утраченного единства Церкви» (и таким образом принятие как «теории ветвей», так и теории «неполных церквей»).

В результатеВселенский Патриарх может теперь признать любую церковь и дать автокефалию каждому раскольническому или еретическому образованию, которые будут требовать этого, без необходимого покаяния раскольников или еретиков.

В заключение следует сказать, что Критский лжесобор привел к таким последствиям, которые затрагивают жизненно-важные догматические вопросы. Надеюсь, что Русская Церковь уже сделала об этом надлежащие выводы и публично осудит этот псевдо-собор, тем более что его решения действительно представляют собой фундамент, заложенный для поддержания раскола, принявшего вселенские масштабы с подачи Константинопольского Патриарха Варфоломея.

3. «Святой и Великий Собор» на Крите как удар по соборности Православной Церкви

Благодаря «Святому и Великому» лжесобору, состоявшемуся на Крите в 2016 году, соборный строй Православной Церкви была заменен на власть одного-единственного предстоятеля (по модели папизма), который единолично принимает решения по вопросам признания автокефалии и по многим другим вопросам вселенского масштаба.

По этой причине многие считают, что Критский лжесобор представлял собой расширенное собрание Предстоятелей некоторых Поместных Церквей. Кроме того, архиепископ Албанский Анастасийпризнал, что такой «собор» не следует традиции всех остальных соборов Православной Церкви, имевших место в Её истории, и что он представляет собой собор нового типа — такой, который никогда не существовал в истории нашей Церкви.

Предстоятели различных Поместных Церквей выполняют только административную роль, они ничем не отличаются от любого епископа даже самой маленькой епархии в Православной Церкви. Они не имеют права принимать решения от имени всей Церкви, но только как участники собора, то есть вместе со всеми епископами Поместных Церквей.

Из-за той роли, которую сыграли десять Предстоятелей, участвовавших в Критском соборе, а также из-за того, что епископы были исключены из процесса принятия решений, Критский лжесобор фактически способствовал упразднению соборности Православной Церкви. Вместо этого он продвинул организационную структуру, которая характерна для папизма: в процессе принятия решений участвует только один «папа» и девять «кардиналов». Только один голос был зарезервирован для каждой Поместной Церкви, и всем участвовавшим Предстоятелям была предоставлена ​​полная власть в принятии решений, без обсуждения с епископами, священниками, богословами или мирянами. Всем этим участникам было запрещено играть ожидаемую ими роль во Всеправославном соборе.

Таким образом была разрушена соборность нашей Церкви: произошел органический разрыв между десятью участвовавшими в лжесоборе Предстоятелями Поместных Церквей и всей полнотой нашей Церкви (епископами, пресвитерами, диаконами, мирянами). Это можно назвать проявлениемклерикализма, в самом худшем значении этого слова. Эта элитарная модель принятия решений являетсяантиевангельской, анти-епископальной и анти-иерархической.

  1. Итоги Критского лжесобора

Одним из последствий Критского лжесобора является предоставление Константинопольским Патриархомавтокефалии некоторым раскольникам (лишенным апостольской преемственности) в Украине. В дополнение к этому он устанавливает идею упразднения границ Церкви путем создания ложной кощунственной концепции, согласно которой Церковь Христова — это больше, чем Православная Церковь; это Церковь, которая будет восстановлена ​​путем возобновления утраченного «единства». И это стало теперь возможным на основании решений Критского лжесобора, учитывая тот факт, что в его документах признается существование Церквей за пределами Православной Церкви. Несмотря на то, что такие «Церкви» неполные, они все же существуют, поэтому их можно признавать, предоставлять им автокефалию, без покаяния и отказа с их стороны от раскола и ереси, и без действительного воссоединения с Церковью Христовой.

Вот что говорит Вселенский Патриарх по этому поводу: «Совершенно естественно, что, будучи Церковью-Матерью, мы желаем восстановления единства для разделённого церковного тела Украины, для десятков миллионов верующих, крещенных и просвещенных благодаря непосредственной заботе и миссионерской деятельности Вселенского престола».

Таким образом, для Константинопольского Патриарха раскольники и православные образуют вместе одно церковное тело… которое разделено.

Румынский Патриархат предложил решить проблемы в Украине путем собрания Предстоятелей (по критской модели). Другими словами, здесь можно наблюдать тот же папский менталитет. Должны принимать решение только Предстоятели, а не Церковь, не Вселенский Собор, не полнота Церкви.

К сожалению, недостаток соборности на уровне Поместного Собора также отражается на общеправославном уровне, где небольшое количество предстоятелей решает «судьбу» Церкви согласно своему видению.

Эта диктатура Предстоятелей, словно чума, преследует Православную Церковь со времен турецкого владычества, когда султан назначил Константинопольского Патриарха «этнархом» или «главой нации». Это было оправдано в тот период, когда Церковь не была свободной. Однако сейчас это положение не оправдано ни в какой форме.

Православная Церковь должна вырваться из вавилонского плена экуменической ереси и папизма, и соборная система снова должна стать действующей. Миряне являются неотъемлемой частью тела Церкви, это не бессловесные овцы, а царственное священство, они тоже имеют дар Святого Духа и должны участвовать в Соборах, выражать свое мнение. Даже папистские еретические соборы были более демократичными, чем Критский собор.

Чтобы созвать Всеправославный Собор, Русская Церковь должна знать, что нам следует разобраться с ересью Константинопольского папизма, которая была лукаво внедрена в сознание мирян, богословов, профессоров, священников, епископов, патриархов во всей Православной Церкви.

Мы имеем все необходимые доказательства того, что Константинопольский Патриарх Варфоломей является еретиком или точнее ересиархом, и обширную богословскую базу для его будущего межправославного и всеправославного осуждения. Однако, прежде всего, Русская Православная Церковь должна мудро пересмотреть свои собственные экклезиологические взгляды, чтобы иметь моральные и канонические преимущества для созыва настоящего Православного Собора и быть хранителем Православия в это сложное время.

Таким образом, украинский раскол будет уврачеван, и Православная Церковь снова последует по пути, проложенному Святыми Отцами.

Протопресвитер Матфей Вулканеску

Священная Пирейская митрополия,

Элладская Церковь

8.09.2020

This post is also available in: English (Английский)